?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry Share Next Entry
Мария Мамиконян: Проект легализации бэби-боксов — манипуляция общественным сознанием
Logo1
trendsout
Оригинал взят у tachkasmedom в Мария Мамиконян: Проект легализации бэби-боксов — манипуляция общественным сознанием


Доклад Марии Рачиевны Мамиконян, Председателя ОООЗС «Родительское Всероссийское Сопротивление» (РВС), на Круглом столе в Общественной палате РФ на тему: «Защита права новорожденного ребенка на жизнь и охрану здоровья: проблемы, задачи и опыт их решения».

Добрый день.

Я хотела бы поговорить о тех манипуляциях общественным сознанием, которые сопровождают всю эту кампанию по установке и продвижению беби-боксов.

Дело в том, что правильно говорил Павел Алексеевич, началось это все в Перми. Очень активная инициативная предпринимательница Елена Котова в фильме «Агро-бокс» стала изготавливать некие ящики.  Само название «Агро-бокс» пугает. Казалось бы, что все это должно было бы тут же прекращено и запрещено как совершенно неподобающая идея, ее реализация — по отношению к младенцам, да?

Этого не произошло. Елена Котова крайне активна, выяснилось, что ее поддерживают те, кто обладает определенной возможностью влиять на общественное сознание через СМИ.

Буквально ровно год назад  в марте 2015 года у нас начались первые дискуссии с Еленой Котовой и остальными родителями за беби-боксы. Мы  очень активно включились в борьбу с этим, потому что мы понимали, что крайне негативная идея, очень  чреватая преступлениями, извините. И дело не только в том, что каждый ребенок имеет право, как нам говорит ООН,  знать своих родителей. Безусловно так.

А это безымянное подкидывание лишает ребенка этого права.

Но понятно совершенно, что эта система беби-боксов приведет к неконтролируемому процессу перемещения младенцев. Что это будет большое количество неучтенных младенцев. И никто не знает, куда они будут деваться. Надо только развязать мешок, открыть этот ящик Пандоры.  И оно посыпется.

И мы как-то не очень еще понимаем, насколько серьезно взялись за эту идею ее лоббисты, -  стали предводительствовать. У нас сильное отделение в Перми, и в других местах — тоже начали предводительствовать.

Но до конца я лично поняла объем проблемы, когда летом 2015 года сенатор Добрынин проводил Круглый Стол в Совете Федерации. На этом Круглом Столе ( о нем уже упоминал Павел Алексеевич) была произведена фантастическая  подмена и манипуляция. Действительно 90-95% , кроме тех, кто приехал специально продвигать эту идею, были против. Это были представители общественных организаций, волонтерских, родительских, а также специалисты в области защиты прав детей, ОПР, и т. д.  из регионов.

И вот при такой абсолютно однозначной реакции на происходящее в этот же день на сайте Совета Федераций  повисла информация, рапорт о том, как замечательно прошел Круглый стол, как все «за».

Но они не сообразили, что нельзя рядом размещать видеозапись Стола. Мы немедленно заявили протест, отдали В.И.Матвиенко, что в общем-то Совет Федераций позорит себя такими акциями.

Дальше стало понятно, что вот эта вот двадцатая кампания по продвижению беби-боксов разрастается, разрастается, принимает все более неопределенные, и, так сказать, нахальные черты, я бы сказала. Потому что никаких доказательств того, что беби-боксы спасают от инфантицида, у <нрзб> нет.  Более того, сами они, в частности госпожа <нрзб> на Круглом столе  Добрынина сказал, что она согласна с теми, кто против. Что это не так, что вот женщины приносят  детей, которых способны убить.

Эти женщины кладут облитые слезами записочки, чепчики, пишут как ребенка зовут, ставят бутылочку со смесью. Ну т. е. понятно, что это заботливые матери. Она сама это сказала. И тут же стала говорить, надо спасать детей, что таким образом мы спасаем детей от убийства.

То же самое говорит Елена Котова. Что те, кто приносит в беби-бокс, не являются потенциальными убийцами. Она говорит, что это женщины, у которых временные трудности, что это бывают часто даже служащие госучреждений, не высшего звена, а какого-нибудь среднего и т. д.

Короче говоря, это совершенно другой портрет женщины  - потенциальной убийцы, чем тот, что мы имеем, когда ведется разговор о беби-боксах.

Тем не менее, каждое выступление о беби-боксах идет под рефрен «спасти хоть одного ребенка».  «Если вы спасете хоть одного ребенка, то вы совершите благое дело».

Ну кто хочет убивать детей? Никто не хочет. Естественно все покупаются на эту клюкву. Но это все существует отдельно, само по себе - явление инфантицида. Само по себе - складывание детей в беби-боксы .

За прошедшие с лета полгода я могу сказать, что принципиальным образом изменилось настроение в обществе.  Если раньше по поводу беби-боксов была совершенно негативная реакция практически всех, кто про это слышал. Потому что представить, что можно положить ребенка в ящик как стеклотару, это совершенно расходится с нашей культурой, с нашими представлениями <нрзб>, и так далее. То после массированной обработки сознания люди повторяют как зомбированные  «А что же делать, надо спасти хоть одного ребенка!»

Вот эта идея «Спасти хоть одного ребенка», она уже носит характер безумия какого-то.

Кстати, должна сказать, тут недавно была публикация в «Известиях», в которой было несколько реплик  «за», «против», и в конце Елена Ольшанская на вопрос, как она относится, она сказала, что она относится как к коллективному безумию. Я с ней абсолютно согласна. Хотя по многим вопросам мы с ней совершенно расходимся.

Но это действительно коллективное безумие. Надо прежде всего сделать то, что не сделала группа, которая продвигает беби-боксы.  Потому что показать объективно, и в какой-то степени даже научно, что именно представляет собой явление  инфантицида, какая у нас статистика. Потому что игра с цифрами потрясающая. Где-то в 2012 году Елена Котова говорит, что 152 убийства младенцев в год. На днях она сказала, и это было в <нрзб> , а вы знаете, что информация, полученная из самого старого  уважаемого агенства, воспринимается совершенно не так, как сказанное в интернете, или на лавочке. Она сказала, что каждый день убивают от 16 до 23 детей.  Давайте перемножим на количество дней в году. Перемножив и взяв среднее, мы получим 7 000 убийств в год. Ничего близкого, естественно, нет. Это безумная цифра.

Но для того, чтобы люди купились на эту манипуляцию, нужно все время их пугать, терроризировать информацией о количестве убитых детей.

У нас здесь будет выступление, в котором провели анализ статистики, и из которого явственно следует, что все совсем не так.

Ну и конечно, когда люди слышат про «Спасти одну человеческую жизнь», они забывают, что дети, которые …

Вот скажу такой простой пример. Я спросила врача перинатального реаниматора, как они у себя в больнице относятся к беби-боксам. Она сказала: «Мы год назад думали приобрести, а потом, когда посчитали, оказалось, что это не 400 000, а где-то немножечко за миллион. Мы ужаснулись и подумали: Ведь у нас дети не всегда рождаются благополучно, и их надо реанимировать. И лучше мы купим оборудование новое,  больше его будет, и спасем тех детей,  чем будет стоять коробка, в которую годами никто ничего не будет класть.»

Вот эти все вещи понятны любому человеку, если он думает, не входит в <сознание>, потому что общество довели до состояния недумания. И вот это разоблачение данной мистификации.

Недавно возникло в голове слово «Панама» . Помните, была такая история с Панамским каналом? Огромный блеф. Вот беби-боксы — это Панама такая, которая чревата страшными совершенно последствиями криминальными. И когда мы говорили об этом у Константина Добрынина на Круглом Столе, он, слыша все это, понимая, о чем мы говорим, совершенно однозначно не желал это воспринимать и доводить до той же Общественной палаты.  Говорил, что Общественная палата поддерживает, хотя в Общественной палате никто, кроме ее секретаря и его помощника не знал такое явление, как беби-бокс. Как такой проект.

Это все действует на людей. «Общественная палата... Поддерживает следственный комитет...» И т. д.

Давайте разберемся сегодня, что происходит на самом деле.

Спасибо большое.