Previous Entry Share Next Entry
Foreign policy о реабилитации бандеровцев в Украине
Logo1
trendsout
Оригинал взят у emelamud в Foreign policy о реабилитации бандеровцев в Украине


"Историк отмывает украинское прошлое" – под таким заглавием Foreign Policy публикует разгромную статью Josh Cohen о главном декоммунизаторе Украины Вятровиче. В частности, в статье неожиданно резкой критике поддаются попытки реабилитации нацистских пособников.

Подзаголовок гласит: "Владимир Вятрович уничтожает кровавую и расистскую историю своей страны, убирая из государственных архивов материалы о погромах и этнических чистках". Вятрович обвиняется западными историками в масштабных фальсификациях истории, реабилитации коллаборационистов и участников массовых этнических чисток, в цензурировании информации, а также в давлении на тех, кто не разделяет его взгляды.

Прочитав статью на FP, обнаружил, что на "ИноСМИ" есть русский перевод. Он адекватен. Всем советую ознакомиться со статьей. Она ценна тем, что её никак нельзя заклеймить как "ватную пропаганду". Ну а здесь я приведу выдержки из российского перевода.

В мае 2015 года украинский президент Петр Порошенко подписал закон о передаче всех национальных архивов «советских репрессивных органов», таких, как КГБ и его правопреемница Служба безопасности Украины, в распоряжение государственной организации Украинский институт национальной памяти. Этот институт, под руководством молодого ученого Вятровича отвечающий за «реализацию государственной политики в области восстановления и сохранения национальной памяти украинского народа», получил миллионы документов, в том числе, информацию о политических диссидентах, о пропагандистских кампаниях против религии, о деятельности украинских националистических организаций, о разведывательной и контрразведывательной работе КГБ и об уголовных делах, связанных со сталинскими чистками. По закону об архивах (а это один из четырех «законов памяти», написанных Вятровичем), вроде бы благозвучные полномочия института это на самом деле прикрытие, призванное представить предвзятую и одностороннюю точку зрения на современную украинскую историю, которая может сформировать траекторию движения страны.

Противоречия связаны с изложением истории Второй мировой войны, в которой подчеркиваются советские преступления и прославляются украинские боевики-националисты. При этом со счетов полностью сбрасывается та важная роль, которую эти боевики сыграли в этнических чистках поляков и евреев в период с 1941 по 1945 годы, когда нацисты вторглись в Советский Союз. В изложении Вятровича перед нами предстает история партизан, которые отважно сражались за независимость Украины против всеподавляющей советской власти. Это также сигнал тем, кто не разделяет взгляды этно-националистических творцов мифов (скажем, многочисленным русскоязычным жителям восточной Украины, которые по-прежнему прославляют героизм Красной Армии в годы Второй мировой войны), что они не на той стороне. Более того, ученые сегодня опасаются репрессий за отказ проводить официальную линию властей — или за попытки призвать Вятровича к ответу за искажение истории. При Вятровиче Украина может прийти к новой и страшной эпохе государственной цензуры.


Автор статьи оценивает количество поляков, убитых УПА, в 100 тысяч, а евреев, убитых ОУНовцами, – в 35 тысяч. Приводится высказывание одного из главарей УПА Д.Клячкивского: "Мы должны проводить крупномасштабные акции по ликвидации поляков. Во время эвакуации немецкой армии мы должны найти удобный момент для ликвидации всего мужского населения в возрасте от 16 до 60 лет".
Более чем интересно утверждение автора касательно целей и задач ОУН. Утверждается, что ОУН было создано (напомню: это было в 1929 году) для "освобождения" УССР. Чем это интересно? Многие утверждают, что ОУН изначально создавалось против поляков, которые в 20е-30е годы более чем жестко вели себя на Западной Украине. Но есть и версия о том, что борьба против поляков была лишь ширмой для того, чтобы подтянуть активный контингент в организацию, подлинной задачей которой был подкоп под УССР. Еще более интересно выглядит утверждение автора статьи о том, что ОУН, которое типа было враждебно к немцам в 1943, при приближении немцев восстановила сотрудничество с ними.

Далее еще один фрагмент из перевода статьи.

В этих целях Вятрович отвергает исторические события, которые не соответствуют его повествовательной линии, называя их «советской пропагандой». В 2006 году он написал книгу «Отношение ОУН-УПА к евреям: формирование позиции на фоне катастрофы», в которой попытался реабилитировать участвовавшую в Холокосте ОУН, проигнорировав огромный массив исторической литературы. Западные историки жестко раскритиковали данную работу. Профессор Университета Альберты Джон Пол Химка (John-Paul Himka), в течение 30 лет занимающийся украинской историей и ставший одним из ведущих авторитетов в этой сфере, сказал об этой книге так: «Здесь используется целая серия сомнительных процедур: опровергаются компрометирующие ОУН источники, безо всякой критики принимаются на веру подвергнутые цензуре источники из эмигрантских кругов ОУН и не признается антисемитизм, присутствующий в документах ОУН».

Еще большую обеспокоенность за неприкосновенность украинских архивов при Вятровиче вызывает его дурная слава среди западных историков, считающих, что он с готовностью игнорирует или даже фальсифицирует исторические документы. «Ученые из его коллектива публикуют подборки сфальсифицированных документов, — сказал профессор российской и советской истории из Северо-Восточного университета Джеффри Бердс (Jeffrey Burds). — Я знаю это, потому что видел оригиналы, делал копии, а затем сравнивал их записи с оригиналами».

Бердс говорит о книге расшифрованных документов на 898 страниц, которую составил один из коллег Вятровича. Вятрович использует ее в качестве подтверждения своего заявления о том, что отдаст на анализ исследователям любые материалы из украинских архивов. Однако Бердс назвал эту книгу «памятником чистке и словесным фальсификациям, в которой из документов удалены целые предложения и даже абзацы». «Что удалено?— продолжает Бердс. — Любые материалы с критикой украинского национализма, с выражением недовольства и проявлениями разногласий в рядах руководства ОУН-УПА, разделы, где респонденты сотрудничали с властями и давали показания против других националистов, записи о кровавых злодеяниях».

В высказываниях Бердса нет ничего необычного. Готовя эту статью, я переписывался со многими историками и брал у них интервью. Они оказались весьма единодушны и последовательны в своих претензиях к Вятровичу. По их словам, это историк игнорирует установленные исторические факты, подделывает и вымарывает материалы документов, а также ограничивает доступ к архивам СБУ.

«Мне было трудно работать в архиве Службы безопасности Украины, когда им руководил Вятрович, — сказал канадский ученый украинского происхождения Марко Царинник (Marco Carynnyk), который уже много лет занимается исследованиями украинской истории XX века. — У меня также есть доказательства, что Вятрович фальсифицировал исторические записи в своих публикациях, а затем искал различные поводы, чтобы не дать мне увидеть изобличающие его материалы».

Макбрайд подтверждает точку зрения Царинника, отмечая: «Когда Вятрович был главным архивариусом в СБУ, он создал цифровой архив, открытый как для украинских граждан, так и для иностранцев. Несмотря на эти положительные в целом действия, он со своей командой исключил из этого архива все документы, которые в негативном свете представляют ОУН-УПА, в том числе, что касается их причастности к Холокосту и прочим военным преступлениям».

Тот негативный опыт, который многие историки получили от общения с Вятровичем, взявшим под свой контроль самые важные и секретные архивы страны, показывает, что ситуация будет только ухудшаться. Основываясь на своей собственной истории, Вятрович может начать жестко контролировать то, что можно обнародовать из архивов Украинского института национальной памяти, а что нет.


Далее рассказывается о выступлении украинских историков против закона, который дает крайне сомнительному историку исключительное право распоряжаться всеми архивами силовых структур УССР. Отмечена реакция тогдашнего министра образования Квита (к нему применена характеристика "издавна являющийся крайне правым активистом"), которая по факту названа репрессивной: "Если украинские историки не могут безопасно для себя подписать письмо о свободе слова, каковы шансы на то, что им позволят проводить объективные исследования на болезненные темы, когда Вятрович возьмет под свой контроль все самые важные архивы страны?".

Возмутившиеся антисоветскими законами украинские историки апеллировали к созданному в т.ч. и ими образу России. Мол там история политизирована, не делайте так же. С одной стороны это конечно очень мило и забавно, но с другой стороны это повышает ценность их аргументов против главного декоммунизатора всея Украины. И конечно же упомянутые западные историки не являются фанатами СССР или современной России. Т.е. их оценка декоммунизаторов – это не "путинская пропаганда".

В тот день, когда Рада принимала антисоветские законы, я как обычно слушал трансляцию заседания Рады (см. "Рада проголосовала за антисоветские законы. Что дальше?"). Обратила на себя внимание то обстоятельство, что депутаты куда-то спешили. Помнится, вышедший на трибуну Ю.Шухевич (сын главаря УПА) даже недоумевал на предмет того зачем нужна такая спешка. Он хотел все сделать аккуратно и торжественно. Что мол давайте проведем второе чтение законов ибо спешка несовместима с "великим историческим значением" этих законов. Но депутаты все куда-то спешили. А Гройсман с Порошенко уже потом, наоборот оттягивали подписание этих законов.

Прочитав цитируемую статью, я понял зачем нужна была спешка. Лоббисты закона: Яценюк, министр "культуры" Кириленко, Вятрович, вероятно Парубий (заседание вел он, Гройсман почему-то вышел) и другие – спешили поскольку опасались возникновения между первым и вторым чтением мощной реакции в западной академической среде, где в т.ч. отлично знали что такое Вятрович. Под это дело законы могли завернуть. Вдвойне они опасались за оправдание тех, кто массово уничтожал евреев. Эта тема, как известно, на западе стоит очень остро. Возможно, что именно поэтому Порошенко и Яценюк не рвались давать законам ход, от этого теперь не отмоешься. Но как бы там ни было, они теперь тоже соучастники в масштабном преступлении против Истории.

Хоть я и считаю свидетельства западных историков против декоммунизаторов крайне ценными и полезными, обольщаться не нужно. Мне это выглядит как, пусть и жесткое, но всего лишь указание фашистам на их место. Ну а вообще это ведь из их стран в Украину вернулись недобитые в 40е годы нацисты (ну или как у них это мило называется "крайне правые активисты"), которые сейчас делают то, что так не нравится некоторым западным историки. К слову, Коэн вскользь упоминает, что во время Януковича Вятрович гастролировал по США и Канаде. Все это добро у них есть, но оно под ковром. Особенность Украины в том, что там нацизм открыто из под ковра вылез и занял центральное положение в политической системе страны.

2 мая 2014 года, которое мы вспоминали несколько дней назад, является наиболее емким выражением этого процесса. Собственно поэтому эта трагедия и выделяется на фоне остальных, иногда с еще большим количеством жертв, трагедий на пост-советском пространстве. Фашизм открыто вернулся. Дело даже не в том, что сейчас фашисты с тем же остервенением, что и ИГ сносят памятники. Они пытаются переписать даже не отрезок истории, а историческое сознание украинского народа в целом. В этом и состоит цель войны с историей.



?

Log in

No account? Create an account