?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry Share Next Entry
«Первая ласточка» закона Крашенинникова и ювеналки – в Туле из семьи забрали девочку за синяк
Logo1
trendsout
Вы ещё сомневаетесь, что закон "о шлепках" будет работать?
Тогда не удивляйтесь, когда бетей будут отбирать у Вас!

40141.jpg

В Туле началось «ювенальное дело» – у матери отобрали дочь за синяк на лбу, самой женщине грозит до двух лет лишения свободы. Побои все отрицают, однако дело уже заведено, передает корреспондент Накануне.RU. Как сообщает калужский портал kp40.ру, инцидент произошел в местной школе №68, когда девочка пришла с синяком на лбу. На вопрос учителей, что случилось, она отвечала, что ударилась об стенку. Но как рассказала мать ребенка, синяк оставил младший брат деревянным кубиком, а девочка все списала на "стенку", чтобы его выгородить.

Свидетелей случившегося не было, синяк уже прошел, мать и ребенок побои отрицают, но, тем не менее, школьницу отобрали у семьи, а матери с новыми поправками грозит уголовная ответственность по ст. 116 часть 1 (Побои) в виде двух лет лишения свободы.

Общественники уже предупреждали, что такая практика может начаться повсеместно после введения поправок свердловского депутата от "ЕР" Павла Крашенинникова. Активист Родительского всероссийского сопротивления Алексей Банников считает, что это только "первая ласточка".

"То, что произошло в Туле – это только первый подобный случай. Вот и сложилась та самая ситуация, о которой говорили ранее – сыграли свою роль поправки, внесенные Павлом Крашенинниковым в законопроект, по которым в рамках уголовной ответственности поставили людей, находящихся в родственных связях, как он написал "близких людей", наравне с хулиганами и экстремистами. Они [авторы поправок] обосновывают это решение тем, что в семьях детям нужна какая-то особая защита, как если бы на них нападали хулиганы. Это дискредитирует и дискриминирует семью и родственные отношения", - рассказал Банников Накануне.RU.

Теперь под удар попадает вся семья – мать могут не только посадить на срок до двух лет, но и лишить родительских прав, а у детей в анкете может появиться строчка, что мать судима.

Общественники продолжают собирать подписи против поправок Крашенинникова, которые в народе уже получили название "закона о шлепках".

"Я напомню, что изначально этот законопроект был внесен Верховным судом России по поручению президента о декриминализации некоторых статей Уголовного кодекса. Там из этого списка были исключены все лица за исключением хулиганов и экстремистов. А побои были выведены из Уголовного права в административное. Потому что побои не надо путать с избиениями, регулярными истязаниями и прочим – они остаются в уголовным кодексе, это обоснованно. Мы были с этим согласны, но во втором чтении Павел Крашенинников неожиданно внес эти поправки и быстро за несколько дней до окончания работы Госдумы это все было принято. То же самое произошло в Совете Федерации. Ситуация ужасная", - объясняет активист.

На момент публикации комментарий Крашенинникова получить не удалось – парламентарий усердно трудится «на пленарке».

Напомним, ранее похожий случай случился в Финляндии, когда местные власти отобрали у россиянки троих детей якобы за то, что она их отшлепала. Тогда детский омбудсмен Анна Кузнецова и МИД России вернули детей в семью, однако общественники считают, что власти обратили внимание на инцидент только потому, что он произошел за границей. Интересно, вмешается ли Анна Кузнецова в ситуацию, произошедшую в Туле.

Оригинал публикации: http://www.nakanune.ru/news/2016/10/7/22449465/

Что нужно добавить. Во-первых, вмешательство Кузнецовой просто необходимо, в первую очередь ей самой. Только разобравшись в юридических деталях, она сможет понять всю абсурдность и неуместность внесённых Крашенинниковым поправок.

Что важно в этом случае (главное в самом еконце). Теперь уже каждый родитель должен осознать степень угрозы. Сегодня переходя через дорогу на перекрёстке, увидел такую картину. Ребёнок вырвался от матери и начал шалить. На её слова он не реагировал и, смеясь, бегал вокруг. Когда загорелся зелёный, он рванул через дорогу, да ещё и побежал сразу на перпендикулярно идущую дорогу, которая в тот момент была открыта, а для пешеходов горел красный. Мать его вовремя схватила за руку, перед проезжавшей в это время машиной и грозно пригрозила отшлёпать. А если бы шлёпнула? И всё это увидел бы «заботливый» ювенальщик, который немедленно сообщил бы о «угрозе» ребёнку и «страшном» насилии?

А теперь главное. Женщина связалась с нашими тульскими товарищами из местного отделения «Родительского всероссийского сопротивления» (РВС). И рассказала подробности сложившейся ситуации, а также обратилась с открытым письмом. Случай вопиющий и как выяснилось, с историей. Как бы то ни было, РВС, практически как коллективный народный омбудсмен по правам семьи (заметьте, в России есть омбудсмены чуть ли не по правам тушканчиков, а семейных нет), уже сталкивалось с подобными случаями неоднократно, и успешно отстаивала право родителей и детей быть вместе.

В Тульское отделение РВС обратилась Естехина Кристина с просьбой помочь ей защититься от ювенальных технологий, которые угрожают разрушить ее семью. Выполняем просьбу Кристины и публикуем ее Открытое обращение.

ОБРАЩЕНИЕ

15 октября 2015 г. у моей дочери Александры, которая училась тогда в школе № 68 г. Тулы, в школе обнаружили синяк на лбу, который был случайной травмой, каких у каждого ребенка бывает множество.

Социальные службы организовали ювенальное расследование: убеждали дочь в неприязни ко мне, собственной матери, настояли чтобы она (дочь Александра) заявила, что травму ей причинила мать, поместили в ГУТО «СРЦН № 1» (детский реабилитационный Центр), откуда освободили и передали отцу – Табачному Юрию Павловичу (проживающему отдельно от нас в г. Ставрополе) – лишь 29 января 2016 г., после того как отец смог собрать документы, подтверждающие, что он достоин быть отцом своей дочери – справки о здоровье, об отсутствии учета в ПНД и НК, об отсутствии судимости и т.п. явно незаконные документы, ведь Ю.П. Табачный не лишен родительских прав и имел право забрать дочь только на том основании, что он ее отец.

Спустя месяц после пребывания моей дочери в Социально-реабилитационном центре № 1 г. Тулы на меня было заведено уголовное дело по статье 116 часть 1 «Побои», мне вменяется в вину, что я била свою дочь, хотя этого не было. Мою дочь принуждали к даче ложных показаний и оговору меня. Однако после того, как отец забрал нашу дочь из СРЦ № 1, дочка рассказала ему, что на нее оказывали давление, и что она не хотела говорить обо мне неправду, но ее заставили это сделать работники СРЦ № 1 и ПДН ОП «Скуратовский».

Моя дочь готова дать показания, рассказать правду о том, как всё произошло, но работники полиции отказываются приобщать эти материалы к делу. Отец девочки написал ходатайство о закрытии дела в связи с отсутствием с моей стороны преступления, но в ходатайстве ему было отказано, после чего отца девочки лишили права представлять интересы ребенка в этом деле. В настоящее время интересы ребенка в этом деле представляет опека, хотя оба родителя не лишены родительских прав.

Для гарантии разрушения семьи органы дознания поместили меня якобы для судебно-психиатрической экспертизы в психиатрический стационар, где я круглосуточно содержалась с 20 мая 2016 г. по 16 июня 2016 г. В качестве основания для помещения в психиатрический стационар дознавателями была использована заведомо подложная справка о наличии у меня шизофрении, полученная якобы из магаданского областного ПНД. Соц.службам и работникам полиции из результатов амбулаторного обследования было известно о том, что в действительности я не страдаю никакими психическими заболеваниями и не нуждаюсь в психиатрической помощи, однако они настояли на применении репрессивной психиатрии, еще более усугубив начатый ими процесс разрушения семьи.

Мне с дочерью до сих пор общаться запрещено, этот запрет был выставлен в качестве обязательного условия передачи дочери отцу. До сих пор мы с дочерью испытываем лишения – не можем общаться друг с другом, поскольку опасаемся, что Сашу снова отберут от родителей, как это обещано ювенальными служащими.

В начале сентября 2016 года в отделе полиции «Скуратовский» УВД по г. Тула мне вручен утвержденный прокуратурой Центрального района г. Тулы 31 августа 2016 г. обвинительный акт по уголовному делу № 56-1-0202-2015 по обвинению меня в деянии, предусмотренном частью 1 статьи 116 УК РФ, которая не предусмотрена более уголовным кодексом в качестве преступления.

Продолжая уголовное преследование по недействующему уголовному закону, ювенальные чиновники еще более усугубляют беззаконие в отношении нашей семьи.

Президентом России В.В.Путиным еще с 09 февраля 2013 года, когда он присутствовал на съезде родительских организаций, неоднократно и последовательно указывалось на недопустимость введения и развития в нашей стране ювенальной юстиции и ювенальных технологий. Ювенальные отношения НЕ служат интересам детей, они направлены исключительно на разрушение семьи. Тем не менее, в данном случае грубое вмешательство в семью ювенальных органов – очевидно.

Президент высказывал пожелание к законодателям декриминализировать статью 116 часть 1, переведя ее в административное правонарушение. В настоящее время по всей стране идет сбор подписей о том, чтобы декриминализировать статью 116 в отношении близких лиц. Собрано более 75 тысяч подписей, в том числе в Туле и Тульской области более 1300 подписей.

Таким образом, прошу Вашего немедленного вмешательства в ситуацию с описанным беззаконием, прошу помочь прекратить преследование моей семьи.

Поскольку не вижу иного выхода, вынуждена обратиться к Вам с открытым обращением для публичного освещения позиции, прежде всего, моей дочери Александры, которая сообщает о моей невиновности в том деянии, которое мне вменяют. Я не лишена родительских прав на свою дочь судом, но фактически лишена прав ювенальными соц.службами. Убедительно прошу отозваться на это обращение, защитите семью от ювеналов!


Оригинал взят у bav_eot в «Первая ласточка» закона Крашенинникова и ювеналки – в Туле из семьи забрали девочку за поставленный