?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry Share Next Entry
На волгоградском телевидении обсудили ювенальную юстицию
Logo1
trendsout

Хорошо, что хоть на региональных телеканалах обсуждают этот важный вопрос.

Оригинал взят у viktor_shilin в На волгоградском телевидении обсудили ювенальную юстицию



28 октября на «Первом волгоградском канале» вышла передача «Скажите честно», посвященная вызвавшему протест 323-ему закону «о шлепках» и явлению ювенальной юстиции в целом. Толчком к выбору именно этой темы стала волна прокатившихся по стране акций и передача более 170 тысяч подписей против закона в приемную президента. На запись программы было приглашено и волгоградское отделение РВС.

Несколько важных моментов по вышедшей передаче. Несмотря на то, что абсолютное большинство участников высказалось против закона и ЮЮ, общий посыл получился двусмысленным. И вот почему:

1. Некоторые ораторы, начав с неприятия ювенальных принципов, заканчивали настойчивым «все же я считаю, бить детей нельзя!», как будто идет педагогическая дискуссия об эффективности телесных наказаний – и задним числом оправдывали введение новой нормы. Этому смещению акцента вторил и вопрос, вынесенный авторами передачи на голосование (примерно): «Считаете ли вы физические наказания эффективными в воспитании»? К слову, 2/3 телезрителей вполне себе считают.
2. Даже те, кто однозначно выступал против закона, отнеслись к теме довольно легкомысленно. «Суровость российских законов компенсируется необязательностью их исполнения», «Эта та же история, что с переводами времени и переименованием милиции в полицию – депутаты дурят», «судебной практики пока нет, так что ж голосить» и так далее.
3. Ведущий (вполне допускаю, что не осознанно) придавал происходящему характер легкого балагана (отпускал шутки-прибаутки).
4. Часть выступающих просто уводила разговор куда-то в сторону.

Помимо этого, отметил еще несколько моментов.

1. Вырезали фамилию депутата, внесшего злополучную поправку – Крашенинникова. Причем из двух выступлений (моего и директора патриотического центра, Ирины Яровой).

2. Из моего первого выступления вырезали тезис о результатах соц. опроса АКСИО-6, показавшего, что лишь 2% россиян воспринимают физические наказания, как преступление. Так же вырезали сравнение новой версии 116-ой с сохранившейся неизменной 115-ой (сложилась абсурдная ситуация, при которой избиение с вредом здоровью менее наказуемо, чем просто болючий шлепок). Не буду разводить конспирологию, возможно, я просто слишком затянул повествование.

3. На 42-ой минуте записи я отвечал молодому человеку («студент» Артем Исаков), заявившему, что «ежегодно 13 тыс. женщин гибнет от побоев» (от «Побоев» из 116-ой статьи ни один человек умереть не может). После опровержения «шокирующей» статистики, я попытался высказать важную мысль. Она в следующем. Если действительно стремиться решить вопрос проблемных семей, а не использовать его как повод, то начинать нужно с причин, а не бесконечно бороться с последствиями. Причина же – в негативной социальной среде. Пройдите по окраинам городов – там нет никакого позитивного досуга, лишь неисчислимые магазины, рюмочные, кальянные, закусочные. Поинтересуйтесь у людей, где они работают, сколько получают и чем заняты их дети. Посмотрите наше телевидение и интернет – сплошные разврат и насилие. Откуда тут возьмется «педагогически подкованный родитель»? У всех реальных, а не раздутых проблем, ноги растут именно отсюда. Однако, все усилия бросаются на ужесточение репрессивных мер и создание новых и новых институтов контроля и наказания. Может, просто, кто-то хочет не решать проблему, а использовать ее?

Весь этот кусок вырезали. Говорил я довольно эмоционально, так как тема мне близка, я сам живу в подобном неблагополучном районе. Может быть, где-то допустил некорректное выражение. А, может быть, слова о своеобразном «гетто» прозвучали слишком радикально для муниципального телевидения…