Previous Entry Share Next Entry
Ловушки для "великих инквизиторов"
Logo1
trendsout


Сегодня я хотел бы поделиться мыслями, навеянными главой «Великий инквизитор» из романа Ф.М. Достоевского «Братья Карамазовы».

При этом я не буду пытаться осветить всю глубину этого очень серьезного произведения, а лишь поразмышляю «вслух» над некоторыми аспектами, которые, как мне кажется, не достаточно освещены в публикациях.

Для начала несколько слов о концепции, выдвинутой Великиим Инквизитором, в изложении Ивана Карамазова.

Инквизитор апеллирует к некоему «слабому» человеку, тем самым утверждая невозможность становления его сильным, его роста, то есть развития.

Но, на мой взгляд, вся история человечества строится на тех, кто не согласился не только со своей слабостью, но и со слабостью человека вообще. На тех, кто, сумев достичь некоторых вершин мудрости, не стал паразитировать на «менее продвинутых», но наоборот потянул их за собой к вершинам, не только мудрости, но и гуманности. На Великих Учителях!

А те же кто апеллируют к слабости, а так же к заведомой и неисправимой никчемности большинства простых людей, и в то же время заявляют себя (или некое небольшое количество так называемых «сильных» людей) в качестве эдаких заботливых опекунов для тех «слабых», они тем самым фактически отказывают «глупому слабому большинству» в возможности роста.

Но этим дело, конечно, не ограничится, а дойдет и до глумления над якобы слабыми (которых даже перестанут считать людьми), а также до создания соответствующих препонов (якобы для их же блага) от превращения «слабых» в «сильных».

На ум приходит ассоциация — Волки, пасущие овец.

И при этом адептам, «постигшим мудрость» инквизитора, предоставляется идеология ложного мессианства. Они, якобы благородно, несут на себе бремя людской глупости, слабости и даже греховности.

В то время как истинное мессианство в том, чтобы пробудить человека (его дух), вдохновить его на развитие (осветив великие цели) и вооружить знанием! Причем, по всей видимости, это все нужно делать, во первых – одновременно, а во вторых – коллективно.


Но сегодня я бы хотел поговорить немного о другом.

В этом, так сказать, диалоге братьев Ивана и Алексея мы видим организованную со стороны Ивана информационно-психологическую атаку, которая для Алексея является полной неожиданностью, и которой Алексей не может ничего существенного противопоставить.

Почему автор изобразил Алексея неспособным дать адекватный ответ – это отдельный вопрос, а сейчас давайте рассмотрим некоторые методы самой атаки.

Я вижу в ней, как минимум:
1) ложные и заведомо проигрышные начальные условия интеллектуальной задачи;
2) использование ложных постулатов;
3) ложное оппонирование – вопросы подогнаны под необходимые ответы.

Причем атака так или иначе основана на низменной, инстинктивной трактовке явлений. И это на мой взгляд самое главное, что позволяет подобным манипуляциям проникать в сознание, а точнее в подсознание.

Давайте рассмотрим по порядку все аспекты.

1. Итак, в чем ложность и заведомый проигрыш начальных условий?

В ситуации сошествия Христа к людям, наряду с лежащим на поверхности противоречием библейскому канону (второму пришествию), о котором говорит и сам инквизитор, и мягко говоря странному выбору места, есть и множество менее явных, но на мой взгляд очень важных подтасовок.

Во первых, то что его сразу узнали означает, что он сам это допустил, а значит он этого хотел. А зачем?

Во вторых, в качестве обоснования его снисхождения выдвигается безмерное милосердие и сострадание Христа, и здесь возникает ещё ряд вопросов:

    – почему милосердию удостаиваются именно вершители аутодафе? А народ являлся отнюдь не только зрителем, но и соучастником этих действий;

    – если Он хотел помочь страждущим, то зачем для этого нисходить на землю, а уж если сошел, то опять таки зачем допустил узнавания и тем самым скорого попадания в темницу и лишения себя возможности помочь страждущим?

    – если для того чтобы вера возгорелась с новой силой, то этого тоже не случилось и Он не мог не знать, что произойдет. А произошло то, что инквизитор беседует с брошенным в темницу Христом, а по сути со слушателем Алексеем (и читателем «Братьев Карамазовых», соответственно).

Вот и выходит, что вся эта ситуация сконструирована для того чтобы инквизитор получил возможность высказаться, причем в наиболее благоприятных для него условиях.

И если смотреть на это как на литературное произведение «Братья Карамазовы», то иначе и быть не может, но я сейчас рассматриваю именно сюжет и структуру информационно-психологической атаки осуществляемой Иваном Карамазовым.



Таким образом налицо противоречие декларируемых мотивов: «в неизмеримом сострадании своем, возжелал снизойти к молящим», и выявленных нами в результате анализа, а именно: для обеспечения высказывания инквизитором своей метафизики, причем в корне противоречащей христианской.


А за счет чего обеспечено доверие слушателя и погружение его в сюжет? На мой взгляд, за счет очеловечивания Христа – описания его на уровне человеческих желаний. А так же за счет осуществления им действий созвучных инстинктивным реакциям человека. Ведь даже милосердие основано на инстинкте сохранения потомства, хотя, конечно же, далеко не сводится к нему.

А доверившись завязке сюжета, слушатель попадает в ловушку повествования, и даже если его критичность не отключена полностью, то она направлена мимо основного канала воздействия на его.

Но об этом мы и поговорим в следующий раз.




?

Log in

No account? Create an account