Previous Entry Share Next Entry
МИФЫ ГОЛОДОМОРА
Logo1
trendsout
Оригинал взят у dima_gromov в МИФЫ ГОЛОДОМОРА

Пожалуй, самое интересное в журналистской практике – развенчивать мифы. Дотошно и беспощадно. Когда же получается вскрыть какую-нибудь общественно значимую ложь, то радуешься как ребенок, снова и снова проверяя достоверность всех накопанных фактов. На этот раз меня заинтересовала крайне противоречивая и даже скандальная в современном обществе тема – трагедия на Украине в 1932-33 годах.

Вместе с профессиональным исследователем советской эпохи историком Иваном Чигириным, который бескорыстно помог мне постигнуть секреты архивной работы и предоставил добытые им за последние семь лет материалы, мне удалось найти ранее не известные документальные данные, способные пролить свет на события тех лет. Ответить на главный вопрос: каким образом возник голод в республике и кто в этом повинен, не получилось. Однако, используя подлинники архивных документов, можно прийти к однозначному выводу, что и советское правительство, и лично Сталин сделали просто все возможное, чтобы голод на Украине предотвратить. Даже в ущерб другим регионам Союза.

Миф, в который слепо верит большинство современных людей и даже озвучивается многими политиками, состоит в том, что голод на Украине в 1932-33 годах был искусственно спровоцирован правительством СССР. Якобы индустриализация страны тогда велась за счет массовой продажи за рубеж зерна и другого продовольственного сырья. Однако в лживости этого утверждения может убедиться любой человек, если не поленится заглянуть в отчеты Конференции стран-экспортеров пшеницы, состоявшейся с 21 по 25 августа 1933 года в Лондоне. Экспортеры строго контролировали соблюдение взаимных договоренностей, поэтому приводимые цифры сомнений не вызывают. При норме экспорта, установленной для СССР в 50 млн бушелей (1 бушель = 28,6 кг), в 1932 году было вывезено лишь 17 млн. За это советской делегации был устроен буквально скандал с требованием немедленно восстановить поставки в соответствии с взятыми обязательствами. Но обязательства выполнены так и не были. По сравнению с предыдущим годом экспорт пшеницы значительно уменьшился и, по данным лондонской конференции, составил 486 200 тонн. Если в 1931 году через Турцию и Египет, Палестину и на острова Родос и Кипр СССР поставил всего 714 тонн муки, то в 1932 году и позднее на протяжении трех лет такие поставки не осуществлялись вовсе.

Наоборот, именно в 1932 году наша страна впервые в своей истории стала одним из крупнейших мировых импортеров продовольственных товаров и сельскохозяйственного сырья. В связи с неурожаем, который имел место как в СССР, так и в большинстве стран Европы, были приняты срочные меры. С Персией (нынешний Иран) были заключены договоры на поставку зерна и риса. Если импорт хлеба в зерне в 1931 году составил 172 тонны, то только в 1932-м в Союз помимо других продовольственных товаров было ввезено 138,3 тыс. тонн хлеба и 66,9 тыс. тонн риса. В 1931 году в Турции было закуплено 22,6 тыс. голов крупного и 48,7 тыс. голов мелкого скота, а в 1932-м эти цифры увеличились соответственно до 53,3 (в 2,4 раза) и до 186,2 тыс. голов (в 3,8 раза). Всего в 1932 году СССР закупил за границей 147,2 тыс. голов крупного рогатого скота и 1,1 млн мелкого, а также 9,3 тыс. тонн мяса и мясопродуктов (увеличение по сравнению с 1931 годом в 4,8 раза).

Хлеб

Украина же была у советского правительства на особом положении. В 1932 году, по данным как Госкомстатистики УССР (рассекреченным в 2001 году), так и официального статистического справочника «Социалистическое строительство Союза ССР (1933-1938)», валовый сбор зерновых культур составил 146 571 тыс. центнеров. По действующим тогда правилам, треть урожая колхозы и единоличники должны были продавать государству по установленной цене. Если учесть, что численность населения УССР была 31,9 млн человек, оставшегося зерна хватало по 839 г в день на каждого жителя. Это было даже больше нормы, установленной в Германии (700 г). Но и этот показатель в сталинском правительстве решили увеличить.

Из решения Политбюро от 7 января 1933 года: «65/45 – о плане хлебозаготовок: 1. Уменьшить план хлебозаготовок из урожая 1932 г. на 28 млн пудов. 2. В соответствии с п. 1 постановления утвердить как окончательный, подлежащий безусловному и полному выполнению годовой план хлебозаготовок (без гарнца): … Украина – 280 млн пудов». Считаем: по данным нескольких (в том числе украинских) источников валовый сбор зерновых культур за 1932 год составил 146 571 тыс. центнеров, округленно – 916 млн пудов. Вычитаем план – 280 млн пудов. Получается, что на пропитание остается 636 млн. Делим это количество на население 31 901,4 тыс. человек (на 01.01.1933) и на количество дней в году. Получаем 873. Такой обеспеченности хлебом в то время позавидовали бы многие развитые государства Европы.

По 1933 году еще интересней. Постановлением ЦК ВКП(б) № 129 от 10 января 1933 года для УССР на 1933 год установлен план 256 млн пудов зерна (в том числе 232 колхозам и 24 единоличникам). Отдельным пунктом добавили еще 9,5 млн. Общая цифра плана хлебосдачи составила 265,5 млн пудов (42 480 тыс. центнеров). Валовый сбор зерновых составил 222 965 тыс. центнеров. С учетом плана на 1933 год в республике осталось 180 485 тыс. Население на 1 января 1934 года было 30 051,1 тыс. человек. В пересчете на душу населения получается вообще показатель для зажиточного кулака – 1,6 кг в день. Это почти 2 кг испеченного хлеба! Какой голод, товарищи?

По обеспеченности механизированными средствами сельского хозяйства Украина занимала первое место среди всех республик Союза и входила в пятерку в Европе, потому что как трактора, так и другие сельхозмашины поставлялись туда в приоритетном порядке в соответствии с постановлениями ЦК ВКП (б). Из 102 машинно-тракторных станций (МТС), организованных в СССР в 1929 году, 34 было создано на Украине. В 1932-м там работало 445, а в 1933-м уже 606 МТС. Только в 1933 году сельское хозяйство УССР получило 15 000 тракторов, 2500 комбайнов, 5000 сложных машин. Отметим, что ни одна из республик Союза не получила такого большого количества сельхозтехники от центра. Даже целинный Казахстан получил значительно меньше. По состоянию на 1 июня 1932 года в МТС Украины было 18 208 тракторов, а на 1 января 1934-го – 51 309. И это для обработки 19,8 млн га!

Мясо

По состоянию на 1 февраля 1932 года общая численность скота на Украине составляла 13 533 тыс. голов, в том числе у крестьян и в единоличных хозяйствах 4257,7 тыс. Примечательно, что через четыре месяца, к 1 июня 1932-го, общее количество скота увеличилось на 250 тыс. Это говорит о достаточной обеспеченности скота кормами, об отсутствии эпидемий и болезней, которые не только исключили падеж животных, но и способствовали увеличению стада. Получается странная ситуация: скот кормили, а сами умирали с голоду? Какая самоотверженность!

Однако и в этом случае Москва снизила нормы сдачи УССР мяса относительно других республик страны. Чтобы, не дай Бог, братскую Украину не обделить. Когда ЦК КП(б) республики выпустил постановление о сдаче мяса в соответствии с планом, центр решил отменить его и предложил снизить норму. П. 48/35 от 29 IV.1933 «О постановлении ЦК КП(б) У о сдаче мяса. Предложить ЦК КП(б)У отменить свое постановление от 3 апреля 1933 г. по вопросу о порядке обязательной сдачи мяса». (Кому интересно: РГАСПИ, фонд 17, опись 3, дело 922, лист 12.) Но, несмотря на все меры, острый дефицит продовольствия у населения Украины все же возник. Поэтому поголовье крупного рогатого скота стало сокращаться. С 1 февраля 1932 по 1 июля 1933 года – на 1226 тыс. голов. Да, им питались. Но возникает вопрос: если действительно голодали, почему не съели больше?

Урожай был хороший, и по Украине уже в июле 1933-го зернопоставки выполнены на 87%, а в августе – на 194,8%! План перевыполнен почти в два раза. Первый секретарь Днепропетровского областного комитета КП(б)У М.М. Хатаевич докладывал XVII съезду партии: «Товарищ Сталин вчера совершенно правильно, с величайшей остротой поставил вопрос о животноводстве. По нашей области только последние 4-5 месяцев обозначаются как месяцы перелома, как месяцы заметного поворота в сторону подъема животноводства… Мы имели в начале 1932 г. по нашей области 210 тыс. свиней, к 1 июля 1933 г. 80 тыс. свиней, а на 1 января 1934 г. 155 тыс. свиней. За пять месяцев свиное поголовье почти удвоилось». По этому и по многим сотням других документов отчетливо видно, что дела на днепропетровщине шли неплохо. Да, количество животных сокращалось, потому что их просто съедали. За полтора года только свиней было съедено 130 тыс. Если к этой цифре прибавить 452,7 тыс. голов крупного рогатого скота, а также овец и коз и учитывать, что хлебозаготовки тоже закончили вовремя и в плановых объемах, то почему в 1933 году в Днепропетровской области от голода умерло 179 098 человек? Парадокс какой-то.

Рыба

Для обеспечения УССР рыбой к 1932 году в Азово-Черноморском бассейне было организовано четыре республиканских треста: Крымский, Азово-Черноморский, Азово-Донецкий и Украино-Черноморский. По тем временам они были весьма неплохо оснащены. Так, например, в распоряжении только Украино-Черноморского треста находилось, не считая сотен парусных и парусно-гребных, 415 моторных судов (в том числе 350 в добывающем флоте и 65 – в обслуживающем). В различных подразделениях треста трудились 9893 человека (по состоянию на 01.01.1933). А в украинской газете «Голос рыбака» №34 от 18 мая 1932 года нашлись данные о том, сколько денег получали рыбаки за центнер добытой рыбы (в рублях): сельдь – 8, вобла – 7, частик крупный – 7, красная рыба – 40, икра – 300. Для сравнения: даже рыбаки развитой Италии в пересчете на советскую валюту довольствовались на 25-30% меньшими гонорарами. При этом в 1932 году вся продукция рыболовства осталась на Украине. Украинский наркомат снабжения запретил Укррыбсбыту заключать договор с Главрыбой, мотивируя это тем, что Укррыбтрест является республиканским и поэтому все выловленное должно распределяться по нарядам Укрнаркомснаба. И советский центр не стал возражать против такого положения вещей. Пусть сами съедят всю рыбу, лишь бы в республике было все благополучно. Ведь это наш западный форпост.

Согласно сохранившимся отчетам Укррыбтреста, в 1932 и 1933 годах на Украине было выловлено 4336,6 тыс. центнеров, или более 433 тыс. тонн рыбы. Она подвергалась обработке в артелях и колхозах и поставлялась как свежей и замороженной, так и копченой, соленой и консервированной. Например, Азово-Донецкий рыбный трест в 1933 году выпустил 5285 тыс. условных банок консервированной рыбы. На трестовских складах в Мариуполе на 1 января 1933 года (как раз в голодную зиму) из-за перебоев с транспортом остались не вывезенными 1336 центнеров, а на 01.01.1934 – 1902 центнера готовой продукции. Притом что от Донецка, в котором народ голодал, до склада чуть больше 100 км. Как это можно понимать?!

Евгений Шведко, который в те времена работал председателем сельсовета городка Безымянного, рассказал: «…А в 30-х годах рыбу было некуда девать. Одна артель Безымянного за 1933 год сдала государству почти 1000 пудов ценных осетровых пород – 16 тонн. Каждый осетр шел под 2 метра, а белуга и того больше. Разве умирающие мужики могли поднять с моря такой улов, а, подняв, умереть с голода? Поймите, никто не отрицает трагедию голодомора. Но зачем врать и фальсифицировать? Зачем, например, в „голодоморные” жертвы записали семью из нашего села, сгоревшую в хате, и всех наших рыбаков, погибших в море?!.. Это же вранье!»

Объем одних лишь зерновых культур, поставленных из Центра за счет охваченных голодом областей и краев СССР на Украину только с 19 марта 1932 года по 4 июля 1933 года, составляет более 1 млн тонн. В том числе: на семена 497,98 (включая 64,7 тыс. тонн на фураж) и на продовольствие 541,64 тыс. тонн. Это не считая продовольствия, техники и фуража, поставка которых регламентировалась особыми распоряжениями СНК СССР. Интересно проанализировать и данные бюджетных проектировок тех времен. Доходная часть бюджета Украины в 1933 году составила 1033,4 млн рублей при расходах в 1021,5 млн. В отличие от всех предыдущих и последующих лет, в 1933 году Украина не перечислила в общесоюзный бюджет ни копейки, а дотация республике из общесоюзного бюджета составила 21,1 млн рублей.

Для сравнения: Белоруссия перечислила в 1933 году в бюджет страны 0,3 млн рублей. Посевная площадь в Белоруссии под зерновые культуры в 1933 году занимала 2,48 млн га, на Украине – 19,86. Тракторный парк БССР на 01.01.1934 составлял 3,2 тыс. штук, на Украине – 51,3 тыс. штук. При посевной площади в восемь раз меньшей, чем на Украине, количество тракторов было меньше в 16 раз, то есть в два раза большие площади обрабатывались конным плугом. Но деньги в общий бюджет переводили исправно.

Вывод однозначный: такого количества зерна, что было собрано в УССР, даже не считая присланного из Центра, поголовья стада крупного рогатого скота, овец, коз и свиней, а также рыбной продукции вполне достаточно, чтобы достойно прокормить население Украины в 1932-33 годах. Откуда взялся этот голод вообще? Хочется добавить: Аллё! Гараж!

Работа с архивами подлинных документов сталинской эпохи меня затянула, как когда-то в детстве игра в DOOM 2. Хотелось копать дальше и глубже. Попадались такие «вкусные», пропитанные частичкой души автора, циркуляры, что я бы, будь моя воля, привел бы их все в статье. Вот одно из таких.

«№ 231-28сс от 17.VI.1933. Прошу Политбюро утвердить постановление СНК СССР об отпуске из резервного фонда СНК СССР Совнаркому УССР 7 мил. рублей на расходы по содержанию детучреждений в 1933 г. в связи с необходимостью расширения их сети. В. Молотов. „За”. Сталин, Каганович, Андреев, Куйбышев, Орджоникидзе, Ворошилов». Вот это да: расширение сети дорогостоящих детских учреждений в период тотального голода! Кстати, количество учащихся школ, которых государство обеспечивало питанием и надлежащими бытовыми условиями, в самое голодное время (1932-33 годы) в Украине увеличилось на 1 096 141 человека. И это, как мы понимаем, не за счет роста населения. То есть социально-экономическое положение украинских детей в этот период улучшалось. Также за счет Центра.

Еще интересный факт: оказывается, на Украине в 1932 и 1933 годах действовала большая разветвленная сеть курортов. Забавно было читать отчеты и свидетельства людей об этом. Вот, например, – «докладная записка о состоянии курортов в 1933 году и перспективах развития отрасли во второй пятилетке». В 1933 году количество койко-месяцев было 80 387, количество по факту: санаторных больных – 66 979 человек и прикрепленных «по курсовке» – 12 373 человека. Из отчета: «…Значительное недовыполнение постановления Совнаркома связано с тем, что колхозные организации, несмотря на целый ряд требований Укркурупра и других организаций, не осваивали выделяемые им курместа». Хотя расходная часть бюджета по санаториям в 1933 году составила 20,258 млн рублей, в том числе на питание 10,275 млн. Извините, но это вообще какой-то бред: республика задыхается от массового голода, в Киеве в 1933 году подбирают 9 тыс. трупов, а 10% (почти 7 тыс.) уже оплаченных (и, соответственно, обеспеченных питанием) государством курортных мест не освоено!

Смертность в УССР

По рассекреченным данным ЦУНХУ Госплана СССР, составленным на основании справок УНХУ УССР, убыль населения Украины в 1932 году от всех причин (включая смерть в возрасте до 1 года, по старости и от внешних причин, в том числе от голода) составила 668,2 тыс. человек. В 1933-м – 1850,3 тыс. человек. А средний показатель смертности в период с 1927 по 1937 год (без 1932-го и 1933-го) при средней численности населения в 31,9 млн составлял 456,6 тыс. Сравним: на Украине от всех причин во вполне благополучном 2005 году умерло 782 тыс. при населении 47,1 млн человек. Цифры вполне сопоставимые.

Количество заболевших опасными для жизни инфекционными болезнями в республике в 1933 году (в тысячах человек) составляло: брюшным тифом – 50,4, сыпным тифом – 65,6, корью – 89, коклюшем – 46,8, дизентерией – 30,5, дифтерией – 21,1, малярией – 767,2. Всего от этих болезней пострадали 1082 тыс. человек. По данным Минздрава УССР, на смертность от заразных болезней приходилось 25,6% общей смертности, или 250,1 тыс. человек.

Приведу выдержку из докладной записки днепропетровского областного отдела ГПУ от 5 марта 1933 года председателю ГПУ УССР Балицкому: «По Нововасильевскому району высокая смертность относится в значительной мере к массовым заболеваниям тропической малярией, которая приняла характер массовой эпидемии с большим количеством смертельных исходов». Отметим, что после революции в нашей стране была объявлена экономическая блокада и среди запрещенных к поставкам товаров был и хинин, которым лечили малярию. Советское здравоохранение на всей территории Союза было бесплатным, а показатели обеспеченности населения медицинскими услугами – одними из самых высоких в Европе (даже в те тяжелые времена), но система здравоохранения физически не могла так быстро отреагировать на внезапную эпидемию малярии, поразившую большинство регионов СССР.

В книгах, фильмах и телепередачах часто можно встретить утверждение о том, что людей удерживали в местах своего постоянного проживания. Ни один подлинный документ этот факт не подтвердил. В 1931 году в 21 город УССР прибыли 1,212 млн человек, в 1932-м в 18 городов – 962,5 тыс., в 1933-м в 21 город – 790,3 тыс., в 1934-м в 71 город – 2,676 млн. Было много приезжих из России. Например, в Запорожье в поисках пропитания приезжали беженцы из Поволжья, где наблюдался жесточайший неурожай.

Воровство и саботаж

Здесь я не буду рассуждать и давать оценки, а просто приведу несколько документов без комментариев.

«Постановление №364 бюро комиссии советского контроля „О незаконном расходовании и разбазаривании НКЮстом УССР денежных средств”

Комиссией Советского контроля установлено, что Народный Комиссариат Юстиции и Прокуратура УССР, в лице их ответственных работников, незаконно израсходовали, разбазарили и использовали на самоснабжение с марта 1933 г. по апрель 1934 г. – 1202 тыс. рублей…» Для сравнения – это в четыре (!) раза больше средств, перечисленных Белорусской ССР в общесоюзный бюджет в 1933 году.

Из протокола Объединенного заседания Президиума ЦКК ВКП (б) и Коллегии НК РКИ СССР: «15Л/1-33. О разбазаривании продукции и сырья на кондитерской фабрике им. Карла Маркса в Киеве. Президиум ЦКК ВКП(б) и Коллегия НК РКИ СССР отмечают, что руководство кондитерской фабрики им. Карла Маркса… за 1932 и 1933 г. допустило массовое разбазаривание готовой продукции (в 1932 г. 300 тысяч пудов кондитерских изделий на 20 миллионов рублей)…»

«Из докладной записки Экономического управления ГПУ УССР секретарю ЦК КП(б)У тов. Косиору от 10 декабря 1932 г.

…По Одесской обл. выявлено 264 мельниц, производивших тайный помол. По одной Днепропетровской обл. выявлено 29 тайных мельниц и допущено к эксплуатации без разрешения Комитета Заготовок 346 мельниц. По Винницкой обл. выявлено 38 тайных мельниц, производящих тайный помол зерна… Только в указанных областях органами ГПУ лишь за 20 дней обнаружено более 750 тайных мельниц». Обратите внимание, что именно в этих регионах наблюдалась наибольшая смертность. В них от голода и болезней в 1933 году погибли 1,086 млн человек.

Записка И.В. Сталина генеральному секретарю ЦК КП (б) Украины С. Косиору:

«Т. Косиор! 26/IV 32 Обязательно прочтите приложенные материалы. Если судить по материалам, похоже на то, что в некоторых пунктах УССР советская власть перестала существовать. Неужели это верно? Неужели так плохо дело с деревней на Украине? Где органы ГПУ, что они делают? Может быть, проверили бы это дело и сообщили бы в ЦК ВКП о принятых мерах? Привет. И. Сталин»

Мне в своих исследованиях не удалось сделать однозначный вывод о том, куда же все-таки делось такое огромное количество продовольствия. Это будет предметом отдельной трудоемкой работы. Но абсолютно все документальные материалы – украинские, московские, германские, международные – свидетельствуют о том, что советское правительство уделяло самое пристальное внимание продовольственному благополучию Украины и сделало все возможное (иногда даже невозможное), чтобы голода в этой республике не было.

Отметим лишь, что после проведения тщательного расследования в 1935-39 годах, в котором участвовали сотни ведущих следователей и криминалистов, виновные в массовых хищениях и организации искусственного голода в республике Украина были найдены, а их вина доказана. В 1939 году генеральный секретарь ЦК КП(б)У 1928-38 годов С.В. Косиор, а также председатель СНК УССР в 1923-34 годах В.Я. Чубарь были осуждены и расстреляны по приговору суда.

?

Log in

No account? Create an account