Previous Entry Share Next Entry
О коммунизме
Logo1
trendsout
Оригинал взят у andp2027 в О коммунизме


В этом посте я бы хотел выступить в защиту следующего определения коммунизма: «Коммунизм есть пробуждение и раскрепощение в каждом человеке высших творческих способностей» и показать, что оно органично марксистской теоретической традиции.

В последнее время участились нападки на это определение. Один автор (не будем создавать ему рекламы) даже договорился до того, что это определение есть ни что иное как пропаганда ЛСД, поскольку только под действием наркотиков возможно такое пробуждение и раскрепощение. Такие извращенческие интерТРЕПации мы оставим в стороне. Перейдем к теории – к марксистской теории, которая поможет определить научный статус данного определения коммунизма.

В теории познания марксизма, или, то же самое, в диалектической гносеологии, есть категории «сущность» и «явление», которые выражают различные стадии процесса познания того или иного предмета. Категория «явление» означает поверхностный взгляд на предмет, то, КАК предмет «является» исследователю, предстает перед ним в своей данности. Таков первый, достаточно поверхностный, взгляд на предмет. Дальнейшая задача познания состоит в том, чтобы проникнуть в сферу глубинных закономерностей предмета, выражаемую категорией «сущность». Сущность и явление никоим образом не исключают друг друга, они неразрывно связаны. Сущность проявляется в явлении, и задача исследователя состоит в том, чтобы «продраться» сквозь явление к сущности. Еще Энгельс в «Диалектике природы» говорил, что если бы  сущность всегда была бы дана непосредственно, то отпала бы необходимость в науке, тогда бы сложный процесс познания стал бы не нужен, истина представала бы любому человеку в своей полноте сразу и непосредственно. Однако в реальном мире этого нет.

Но у категорий «сущность» и «явление» есть и другое «измерение». А именно – общественное. С точки зрения марксизма, сущностью современного человеческого общества является сфера производственных отношений. В классической терминологии она обозначалась категорией «экономический базис». Что же тогда есть «явление» человеческого общества? У марксизма есть ответ и на этот вопрос. Это уже сфера не производственных, но социальных отношений. Явление общества – это социальная сфера как система социальных отношений, «являющихся» людям в их повседневной жизни.

Определение коммунизма можно дать как с точки зрения «сущности», так и с точки зрения «явления» общества. В первом случае коммунизм определяется в традиционных марксистских понятиях «обобществление собственности», «уничтожение эксплуатации и отчуждения», «уничтожение частной собственности», «объединение и обобществление глобального процесса производства» и так далее. На этот вопрос – что есть коммунизм с точки зрения сущности – ответ уже дан в трудах Маркса и Энгельса.

Но что есть коммунизм с точки зрения социальной сферы, с точки зрения обычных повседневных социальных отношений? Что есть коммунизм не для общества в целом, а для конкретного, отдельного, каждого человека? Такой задачи классический марксизм последовательно не ставил и не решал (видимо, в условиях XIX – первой половины XX века она просто не обособлялась от первой ни объективно, ни субъективно). То есть – каково «индивидуальное», единичное человеческое измерение коммунизма? Чем будет коммунизм для обычного простого человека?

Я отметаю ответ на этот вопрос с точки зрения потребления или, как было принято говорить (совершенно неоправданно), с «материалистической» точки зрения. Обычно в советском марксизме отвечали на него так: при коммунизме будет достигнуто изобилие благ, удовлетворены все потребности человека, на практике же (и в массовой пропаганде) это сводилось к упрощенно понимаемому материальному благосостоянию. Это по сути потребительский подход. Получалось, что приближение к коммунизму измеряли, грубо говоря, удоями коров и обилием продуктов на душу населения. Отсюда, кстати, «колбасная» критика социализма за недостаточный ассортимент на прилавках, воспринимаемый сквозь призму стереотипов, далеких даже от элементарных критериев здорового образа жизни, не говоря уже о чем-то более достойном человека нового общества. Все это, вольно или невольно, было «эхом» сложившегося к тому времени на Западе «общества потребления», обывательское стремление к которому способствовало «перестройке» и развалу СССР.

«Удовлетворение материальных потребностей» в том смысле, в каком об этом писали классики – это не более чем одно из предварительных условий перехода к коммунизму. С точки зрения уровня производительных сил, оно в принципе достижимо и при капитализме, но при нем ведет не к свободному всестороннему развитию, а к разрушению природной среды и самого человека. Действительный же коммунизм предстанет каждому человеку как «удовлетворение» его интеллектуальных и духовных потребностей (предполагающих, конечно, соответствующую материально-техническую базу, хотя бы те же компьютеры, но ни в коем случае не сводимых к ней). Я беру «удовлетворение» в кавычки, потому что это не есть удовлетворение в том расхожем смысле, каким удовлетворяет убогие духовные потребности нынешний масскульт и вообще всяческий «Голливуд». Когда речь идет о коммунизме, нужно говорить о приоритете и самоценности развития и совершенствования человека. Коммунизм не столько «удовлетворяет», сколько развивает и создает новые духовные потребности и возможности человека, «работает» на совершенствование его интеллектуального и духовного внутреннего мира.

Определение коммунизма как «пробуждения и раскрепощения в каждом человеке высших творческих способностей» как раз отвечает такому подходу и поэтому выступает как подлинно марксистское. Это определение проникнуто ориентацией на подлинный, не мнимый гуманизм. Это определение дает представление о том, ЧЕМ будет коммунизм для отдельного человека, КАК он будет проявлен и осуществлен в жизни именно «каждого человека». В этом смысле коммунизм как принципиально новый строй выступает общественным УСЛОВИЕМ коренного изменения всей жизни каждого отдельного человека, приоритетом которого становится саморазвитие и самосовершенствование себя как личности, как человека-познающего и творящего, а не просто прямоходящего и делающего орудия.


?

Log in

No account? Create an account