?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry Share Next Entry
АКСИО-6: Отношение граждан России к состоянию современного образования
Logo1
trendsout
Оригинал взят у anti_fascist1 в АКСИО-6: Отношение граждан России к состоянию современного образования

Источник изображения

«Родительское Всероссийское Сопротивление» (РВС) приняло участие 11 декабря 2015 года в ХI МЕЖДУНАРОДНОМ ФОРУМЕ «СВЯТО-ТИХОНОВСКИЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНЫЕ ЧТЕНИЯ» «…ГДЕ ДУХ ГОСПОДЕНЬ, ТАМ СВОБОДА».

Доклад Павла Даниловича Мильхикера.

Последние 25 лет российское образование всех уровней постоянно реформируется, причем в различных, часто непонятно куда ведущих направлениях. Одним из заметных итогов этой бурной деятельности стало не только падение России в мировом рейтинге качества образования с первых мест на десятки позиций вниз, но и реальное его ухудшение. Что же думает о российском образовании и его проблемах  общество? Для исследования этого вопроса накануне II съезда «Родительского Всероссийского Сопротивления» с 22 июня по 7 июля 2015 года силами 1203 активистов РВС и «Сути времени» был проведен опрос общественного мнения. Всего опрошено 24506 человек в 75 регионах Российской Федерации. Автором и руководителем опроса является Юлия Сергеевна Крижанская.

Итоги следующие.

1. Опрос показал, что результаты реформ образования в России катастрофические. Это стало ясно сразу же — с ответов на первый же вопрос, посвященный образованию

(см. Рис. 1).

ris.1_2.png

Казалось бы, всё хорошо: почти половина опрошенных (48 %) полностью довольны полученным образованием, еще 29 % граждан довольны «в основном» — всё в порядке. Но, нет! Если взглянуть на то, как отвечают на этот вопрос представители разных возрастов, то становится ясно, что это «благополучие» в ответах на вопрос об удовлетворенности своим образованием — заслуга в основном не реформаторов и их реформированного образования, а советского образования, про которое и так всем известно, что оно было одним из лучших в мире (см. Рис. 2).

ris.2_1.png

Граждане, получившие образование в годы реформ (14—35 лет), удовлетворены своим образованием почти в 2 раза меньше, чем люди, получившие образование еще в СССР.

2. Если говорить о направлении реформ образования, то опрос показал, что представления граждан России о том, каковы должны быть цели и задачи образования, прямо противоположны тому, что думают на эту тему реформаторы, и прямо противоположны направлению, в котором движется наше образование. Как известно, один из главных реформаторов нашего образования, г-н А.А. Фурсенко, будучи министром образования и науки, говорил, что главная цель образования — «взрастить квалифицированного потребителя, который  сможет правильно использовать достижения и технологии, разработанные другими», а не пытаться, как это делалось в СССР, «готовить человека-творца». И все, кто соприкасается с нынешней системой образования и ее результатами (в виде ее выпускников), знают, что именно в этом направлении — взращивании потребителей — наше образование и движется, причем весьма успешно.

Так вот: Граждане России совершенно определенно выступают против  такого направления движения. Более того, подавляющее большинство граждан России считает, что главная цель образования — это как раз воспитание человека-творца! (см. Рис. 5).

ris.5_0.png

3. Естественно, что при таком диаметрально противоположном взгляде на цели и задачи образования граждане России в большинстве своем системой российского образования недовольны и считают, что она не в состоянии решить те задачи, которые стоят перед страной и обществом. «Оптимистами» в этом смысле оказались только 2,7 % (!) опрошенных (см. Рис. 6).

ris.6_0.png

Важно, что уровень недовольства практически не зависит ни от  каких социально-демографических параметров. Так можно было бы предположить, что граждане, настроенные либерально-демократически, будут приветствовать  реформы, проведенные  именно либеральными правительствами. Не тут-то было! Распределение ответов на вопрос № 17 не зависит практически ни от чего. Даже люди, в целом довольные имеющимся у них образованием, и — что самое страшное — те, кто собирается еще учиться, считают российское образование не соответствующим современным вызовам и задачам. То есть они будут учиться, заранее зная, что их учат плохо, негативно относясь к системе учебы. В результате мы получаем  замкнутый круг: плохое отношение к плохому образованию порождает еще худшее образование.

4. В еще большей степени недовольство «новым» российским образованием проявилось в ответах на вопросы №№ 18.1—18.32. В них выяснялось отношение граждан к различным направлениям реформирования системы образования по отдельности. И каждый может убедиться, взглянув на распределения ответов на эти вопросы, что практически все направления современного реформирования образования, уже осуществленные и еще только планируемые, одинаково отторгаются большинством граждан России (см. Рис. 7).

ris_7.png

5. Распределение ответов на вопрос № 19 очень четко вскрывает природу отношения граждан России к образованию. Предметы, которые подавляющее большинство граждан считает обязательными для изучения в средней школе, — это предметы из советского школьного курса. Именно то, что было обязательным в советской школе, кажется необходимым и сегодня (разве что астрономия немного «просела»). А предметы, введенные в процессе реформ, например, «Основы религий» или «МХК» (как бы ни были эти предметы важны и интересны), остаются для граждан существенно менее важными и совсем не обязательными. Только информатика (по вполне понятным причинам) смогла приблизиться к предметам из советской школьной программы (да и то информатика вводилась как школьный предмет еще в позднесоветское время) (см. Рис. 8).

ris.8.png

Получается, что подавляющее большинство граждан России, думая об образовании или о школе, думает именно о советском образовании и советской школе. Именно советская школа является для них образцом школы, а советское образование — образцом образования.

Можно, конечно, сказать, что в этом нет ничего особенного, так как школа — это детство и юность, которые для взрослого человека всегда окрашены позитивно. Однако в точности такое же мнение относительно «обязательных» предметов, как и у взрослых, имеют и молодые люди: респонденты в возрасте от 15 до 34 лет, которые не видели сами ни советской школы, ни советского образования, дают точно такие же ответы, как и старшие поколения.

Это единство представлений о «правильной» школе и хорошем образовании очень показательно. Единство мнений по проблемам образования, выявившееся в данном опросе, даже больше, чем единство мнений относительно традиционных ценностей. Именно в вопросе об образовании граждане России совершенно едины. Тем удивительнее упорство, с которым именно в образовании продолжают всё сокрушительно реформировать.

Потому что это навязчивое реформаторство в свете единства народных представлений об образовании является антинародным в буквальном смысле слова.

6. Что касается представлений об «обязательных» предметах для высшего образования, то тут современные тенденции сказались больше, хотя очевидные следы советского высшего образования тоже хорошо видны (см. Рис. 9).

ris.9.png

Советская «закалка» видна в большом внимании к философии, логике и высшей математике. А современные  тенденции — в том, что на первом месте оказалась «актуальная» экономика и модная психология. Если учесть, какие цели, по мнению опрошенных, должны достигаться образованием (см. Рис. 5), легко можно предположить, что гражданам навязана иллюзия, что экономика как предмет в вузе — это некая фундаментальная наука, объясняющая природу социальных процессов и не только их. И в общем представляется вполне естественным, что в мире, управляемом деньгами, понимание их  природы кажется людям фундаментальным знанием.

7. Так к чему же привели антинародные реформы образования? Помимо того, что образование не решает и не может решить стоящие перед страной и людьми задачи, учреждения образования стали еще и опасными для учащихся.

Причем главные  опасности, которые пугают и родителей, и учителей, да и самих детей (в опросе участвовали и старшеклассники), — родом именно из современности.

Родители России считают, что школа опасна прежде всего тем, что она может сделать их детей чужими для них, что дети попадут в психологическую зависимость от чуждого им мира и что им навяжут чуждые родителям представления о мире (см. Рис. 10).

ris.10.png

8. Что же делать с российским образованием? На что опереться? Сводный рецепт граждан России приведен в распределении ответов на вопрос № 22 (см. Рис. 11).

ris.11.png

Этот рецепт, в общем-то, прост и восходит, что неудивительно, к традициям советского образования.

С точки зрения российского народа, хорошее образование —  это: хорошие учителя + трудовое воспитание + опора на коллектив + индивидуальный подход к каждому учащемуся.

9. Где же истоки проблем в сфере образования современной России и каковы реальные мотивы непрерывно идущих реформ образования? Подробный анализ этих вопросов был приведен в статье Виктории Соколовой.

В конце 90-х годов в российское образование начинают вливаться потоки внешних займов со стороны Всемирного банка.

9 октября 1997 года между Правительством РФ и Международным банком реконструкции и развития (МБРР, входит в группу Всемирного банка) было подписано соглашение о займе № 4183-RU на финансирование «Инновационного проекта развития образования» на общую сумму 68 млн. долларов (сроки реализации 1998—2004 гг.). В рамках Инновационного проекта реализуются два блока программ: «Высшее образование» и «Учебное книгоиздание».

19 июля 2002 года вступило в силу Соглашение о займе № 4605-RU между Российской Федерацией и МБРР для финансирования проекта «Реформа системы образования» на сумму 49,85 млн долларов (сроки реализации 2002—2006 гг.).

28 февраля 2005 года вступило в силу Соглашение о займе № 4726-RU между Российской Федерацией и МБРР для финансирования проекта «Информатизация системы образования» на сумму 100 млн долларов (сроки реализации 2005—2008 гг.).

По решению Правительства РФ создается Национальный фонд подготовки финансовых и управляющих кадров (НФПК) — «для реализации масштабных проектов в сфере образования».

Как объяснял бывший министр образования РФ Александр Тихонов, «роль НФПК сводится к тому, что он выступает как операционно-бухгалтерская дирекция по управлению полученными от МБРР средствами».

Итак, бухгалтерия — есть, в роли исполнительной дирекции выступило Минобразования. А роль Высшей школы экономики была, можно сказать, наиболее ответственной — это роль «транслятора идей». Все идеологические, кадровые и финансовые пути реформ образования так или иначе проходили через Высшую школу экономики, вокруг которой в 2000-е годы начинает кучковаться сплоченная группа «модернизаторов». В 2001 году, по инициативе Ярослава Кузьминова (ректора Государственного университета Высшей школы экономики) создается Российский общественный совет по развитию образования (РОСРО), главные функции которого — определять приоритеты развития образования и «выбивать» на них из бюджета дополнительные средства, задавая финансовым потокам нужные направления.

Именно в этот период закладываются основные понятия модернизации образования. И стратегия развития образования в нашей стране начинает удивительным образом совпадать с пожеланиями Всемирного банка — как в целом, так и в деталях. Кредиты выдаются на вполне определенных условиях: государство-заемщик должно выполнить некие нормативы и провести некие реформы.

Общая стратегия банка: ослабление государственного влияния, сведение образования только к его экономическому значению (школьная программа служит формированию знаний и навыков, требуемых рынком труда). В дальнейшем — приватизация среднего и высшего образования. Цель — ослабить конкурента, каким является, например, Россия.

Во множественных докладах Всемирного банка поступали вполне конкретные указания, разумеется, в виде «рекомендаций» (ЕГЭ, реструктуризация сельских школ, введение подушевого финансирования и проч.).

Одна из основополагающих идей «реформаторов» заключается в том, что детям не нужны излишки знаний, поскольку жить они будут в постиндустриальном обществе — обществе услуг. Стремление максимально разгрузить объем программ преследует еще одну важнейшую цель — высвобождение часов для платных школьных курсов. «Социализм в школьном образовании закончился, школа должна зарабатывать» — убеждал нас гуру модернизации Анатолий Пинский. А по прогнозам, данным еще в 2003 году главным идеологом  модернизации образования Я. Кузьминовым, это дало бы возможность получить от российских семей дополнительных 7 млрд долл.

Сегодня, как это ни печально, мы можем констатировать, что все рекомендации Всемирного банка выполнялись очень последовательно.

По результатам проверки эффективности государственных расходов при реализации проектов Всемирного банка, проведенной Счетной палатой РФ в 2003 году, можно сделать однозначный вывод: все указанные образовательные эксперименты проводились с многочисленными законодательными нарушениями.

Таким образом, вся модернизация российского образования — это один большой, рискованный и абсолютно незаконный эксперимент, за который никто, по сути, ответственности не несет. Эксперимент, ведущий к понижению общего уровня обучения, его научных основ и фундаментальности, к разрушению единства и общедоступности образовательного процесса, к окончательному разрушению традиционных духовно-нравственных основ школы.+